Метафизика и критика языка.

Не забудем и о том, что "не кто другой, как Ницше первым из европейских мыслителей методом вивисекции собственного философского сознания пробует реконструировать метафизику в ее первозданном досократическом виде. С одной стороны, ему решительно охото преодолеть метафизику как таковую, так как все его философское мировоззрение своим основанием имеет положительные установки; с другой, преодоление Метафизика и критика языка. метафизики для Ницше есть не что другое, как возврат метафизики к самой для себя, ее освобождение от платонических и христианских наслоений".[5]

"Ницше связывает критику метафизики с критикой языка. Он убежден, что мышление неотделимо от языка, но язык с необходимостью искажает действительность. При помощи слов-метафор люди Метафизика и критика языка. вначале упорядочивают хаос являемых в сыром опыте воспоминаний. Случайные метафоры равномерно "твердеют", т. к. забывается источник их возникновения, и от нередкого потребления они преобразуются в "понятия". Деиндивидуализация и универсальная применимость понятий – залог существования общества, члены которого обязаны иметь возможность "условиться". В свою очередь жизнь в обществе является условием выживания человека. Рассматривая Метафизика и критика языка. действительность как неупорядоченный поток становления, Ницше подчеркивает несоизмеримость создаваемого категориальной схемой языка вида мира с подлинным положением дел, неспособность языка, а как следует, и мышления представить познание независимо от самого языка и мышления".[6] 5. Нигилизм и «смерть Бога».

Огромное внимание Ницше уделяет такому явлению собственного времени, как нигилизм Метафизика и критика языка.. Его Ницше именует "до конца обмысленной логикой наших величавых ценностей и эталонов", ибо он есть "обратная сторона долгой и никогда не прекращающейся борьбы евро человека за освобождение от власти духовных и соц авторитетов. В этом смысле он добровольно воспринимает нигилизм как свою личную судьбу и стремится преодолеть его как "философ грядущего".[7] Как Метафизика и критика языка. пишет Альбер Камю, "у Ницше в первый раз нигилизм становится осознанным", более того, "с Ницше нигилизм становится пророческим".

"Заместо методического сомнения Ницше использовал методическое отрицание, усердное разрушение всего, что еще маскирует нигилизм, как такой, кумиров, скрывающих погибель Бога. Атеизм для него нечто само собой разумеющееся; он "радикален Метафизика и критика языка. и конструктивен". Лишенный божественной воли, мир в равной мере оказался лишенным единства и цели. По этой причине мир не подлежит суду. Всякое ценностное суждение, используемое к нему, в конечном счете оборачивается инсинуацией на жизнь. В таком случае о том, что есть, судят в сравнении с тем, что должно быть,- с королевством Метафизика и критика языка. небесным, с нескончаемыми мыслями либо с моральным императивом, но того, что должно быть, не существует; этот мир нельзя осуждать от имени "Ничто". [8](10, с.169)

Камю также отмечает, что "Ницше присваивает в пользу нигилизма ценности, которые обычно рассматривались как сдерживающие нигилизм. Сначала мораль. Нравственное поведение желает поменять человека Метафизика и критика языка. из плоти и крови отраженным человеком. Мораль лишена веры в мир. Для Ницше подлинная мораль неотделима от ясности разума. Философ жесток ко всякого рода "инсинуаторам на мир", так как он лицезреет в этой клевете зазорную склонность к бегству. Для него обычная мораль – это только особенный случай имморализма".[9]

Альбер Камю Метафизика и критика языка. направляет наше внимание и на то, что "вопреки воззрению его христианских критиков, Ницше не вынашивал планов убийства Бога. Он отыскал его мертвым в душе собственной эры. Если Ницше нападает на христианство, то это сначала относится к его морали, он никогда не затрагивает личности Христа, с одной стороны, и цинизма церкви – с другой Метафизика и критика языка.. По Ницше, не вера, а творчество в широком смысле является заветом Христа. В таком случае история христианства представляет собой только длинный путь предательства этого Евангелия. Тогда как суждение Христа состоит только только в том, что природный грех не имеет значения, историческое христианство сделает всю природу источником греха. "Что опровергает Метафизика и критика языка. Христос? Все то, что носит сейчас имя христианина". Христианство считает, что борется с нигилизмом, давая миру руководящее начало. В реальности же оно само нигилистично постольку, так как, навязывая жизни воображаемый смысл, мешает выявить ее подлинный смысл". [10]

"То же самое обвинение Ницше предъявляет социализму и всем формам Метафизика и критика языка. гуманизма. Социализм – это менее чем выродившееся христианство. Социализм нигилистичен в том с этого момента четком смысле, который Ницше вносит в это слово. Нигилизм – это не безверие вообщем, а неверие в то, что есть".[11] Для Ницше же " погибель Бога, сколь бы смущающей она не была,- это повод для жизнеутверждения. Она Метафизика и критика языка. несет освобождение, новое сознание свободы и ответственности, шанс на творческий поступок".

Эта тема после погибели философа стала только еще больше животрепещущей. В одной из собственных статей В.К. Кантор подчеркивает, что "одно из глобальных потрясений ХХ в. – это не только лишь всеевропейский кошмар тоталитарных и террористических структур и режимов, да Метафизика и критика языка. и кризис христианства, с необычной силой проявившийся в фашизме и коммунизме. Хайдеггер увидел (в собственной работе о Ницше), что слова "Бог мертв" – это не тезис атеизма, а сущностный событийный опыт западной истории".[12] Современное христианство В.К. Кантор именует "христианством после Освенцима".

Очень увлекательна и неувязка дела Ницше к Метафизика и критика языка. буддизму. Философ "осуждает и христианство, и буддизм за принадлежность к нигилистическим религиям. При всем этом он лицезреет в их суровые различия. Он находит буддизм "в 100 раз реальнее христианства", "в 100 раз холоднее, правдивее и объективнее", и даже именует его "единственно настоящей положительной религией, встречающейся в истории". Что все-таки так импонирует Метафизика и критика языка. Ницше в буддизме по сопоставлению с христианством?

Во-1-х, отказ от понятия "Бог". Мыслителю, провозгласившему в собственных работах, что "Бог мертв", это должно было в особенности приглянуться. Во- вторых, подмена "борьбы против греха" на "борьбу против мучения". В-3-х, отказ от аскетического эталона и, в то же время, умеренность в Метафизика и критика языка. потребностях; "доброта и благожелательное настроение как требование здоровья" (Ницше находил нрав буддизма более веселым по сопоставлению с христианством). В-4-х, отказ от принуждения, возможность выхода из монастырской общины; немстительный нрав буддийского учения ("он не просит никакой борьбы с теми, кто задумывается по другому"). [13] При всем этом не стоит забывать Метафизика и критика языка., что "вопрос о преимуществах одной религии перед другой очень спорен, и навряд ли может быть решен вообщем. И если Ницше – западный человек, христианин по воспитанию – решает его в пользу восточной религии, то делает это, вероятнее всего, в пылу полемики. Ницше пробует таким макаром разоблачить христианство, при этом христианство Метафизика и критика языка. позднейшее, и, по его воззрению, неподлинное, также делает попытку вернуть подлинный смысл начального христианства". [14]

"Но все таки буддизм для Ницше – не случаем подобранная хворостина (выражение Андрея Белоснежного). Говоря об "необычном родовом сходстве всего индийского, греческого, германского философствования", он находил причину сходства в родстве языков, в общей философии грамматики, которые безизбежно приготавливают Метафизика и критика языка. всё "для однородного развития и последовательности философских систем". [15] При всем этом "в самом духе ницшеанства есть некие предпосылки к тому, чтоб Ницше мог стать Буддой Европы, хотя сам он и не желал прогуляться на исторического Будду. Но если бросить позицию здравого смысла и разглядеть практику сознательного схождения Метафизика и критика языка. с разума Ницше, как особенный реализованный им (и применимый, в отличие от буддизма, только для него) путь освобождения, приведший не к безумию, но к Безумию, то слова Ницше о том, что он мог бы стать Буддой Европы, получают свое оправдание". [16]

"У Ницше, тем, складывается стройная трехчленная композиция: христианство – низшая ступень, индийская Метафизика и критика языка. мораль либо буддизм - средняя, и ницшеанство с его аристократизмом и любовью к жизни – как высшая ступень". При всем этом "Ницше лицезреет только одно оправдание хоть какой религии: ее способность дать обычным людям, большинству, чувство довольства своим положением. В вину буддизму ставятся, приемущественно, пессимизм и жизнеотрицание".[17] Ницше делает другой Метафизика и критика языка. эталон: "эталон человека, полного последней жизнерадостности и мироутверждения, человека, который не только лишь научился наслаждаться и мириться с тем, что было и есть, но желает повторения всего этого так, как оно уже было и есть, во веки веков…".[18] Но "освобождение от кандалов неверного Я в буддизме, и тот эталон Метафизика и критика языка. "неизменного самотрансцендирования, гиперболизированно развитая способность нескончаемого выхода за собственные пределы", которая лежит в базе вида сверхчеловека Ницше, в собственной направленности сходны меж собой".[19]


[1] Свасьян К.А. Фридрих Ницше: страдалец зания// Ницше Ф. Соч. в 2 т. Т.1 - C. 19.

[2] Данто А. Ницше как философ. Пер. с англ. А. Лавровой. – С Метафизика и критика языка.. 235.

[3] Современная западная философия: Словарь/Сост. и отв. ред. В.С. Малахов, В.П. Филатов.- 2-е изд., пер. и доп. - С.292.

[4] Тот же – С. 292.

[5] Геворкян А. Р. Неувязка Диониса и Аполлона у Ф. Ницше и В. Шмакова – С.122.

[6] Современная западная философия: Словарь/Сост. и отв. ред. В.С. Малахов, В.П. Филатов Метафизика и критика языка..- 2-е изд., пер. и доп. - С. 293-294.

[7] Тот же – С. 293.

[8] Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство/ Пер. с фр. – С. 10.

[9] Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство/ Пер. с фр. – С. 170.

[10] Тот же – С. 170-171.

[11] Тот же – С. 171.

[12] Кантор В. К. Достоевский, Ницше и кризис христианства в Европе Метафизика и критика языка. конца XIX- начала ХХ века – С. 54.

[13] История современной забугорной философии: Компаративистский подход/ Отв. ред. М. Я. Корнеев – С. 351-352.

[14] Тот же – С. 353.

[15] Тот же – С. 356.

[16] Тот же – С. 356-357.

[17] История современной забугорной философии: Компаративистский подход/ Отв. ред. М. Я. Корнеев – С. 354-355.

[18] Тот же – С. 355.

[19] Тот же – С. 356-357.


metod-bezroevoj-tehnologiya-vpcebro.html
metod-bokovogo-karotazha-referat.html
metod-centra-ocenki-statya.html