Место западной цивилизации

Место западной цивилизации

Может быть, появятся возражения на такую аргументацию ввиду ее теоретического нрава. Можно допустить, произнесут, в плане абстрактной логики, что никакая культура не в состоянии вынести настоящего суждения о другой культуре, так как культура не может избегнуть самой себя и, как следует, в собственных оценках остается узницей беспрекословного релятивизма. Но посмотрите вокруг Место западной цивилизации; проявите внимание к тому, что происходит в мире вот уже столетие, и все ваши умозрительные построения упадут. Дальние от состояния закрытость внутри себя самих, все цивилизации признают, одна за другой, приемущество какой-то из них - западной цивилизации. Разве мы не лицезреем того, что весь мир равномерно заимствует ее техники, стиль Место западной цивилизации жизни, формы утехи, а то и одежку? Подобно тому как Диоген обосновывал существование движения своей ходьбой, ход человечьих культур, от широких масс Азии до племен, затерянных в бразильских либо африканских тропических зарослях, обосновывает - средством единодушного согласия, беспримерного в истории, - что одна из форм людской цивилизации превосходит все остальные. Страны Место западной цивилизации "недостаточно развитые" упрекают других на интернациональных ассамблеях не в том, что их озападнивают, но в том, что не настолько стремительно представляют им средства себя озападнить.

Мы тут затрагиваем более чувствительную точку в нашей дискуссии; глупо желание защитить самобытность человечьих культур вопреки им самим. Не считая того, этнологу очень Место западной цивилизации тяжело вынести справедливую оценку такому парадоксу, как универсализация западной цивилизации, по нескольким причинам. Практически вот уже полтора века как западная цивилизация имеет тенденцию - то в целом, то своими главными элементами, такими, как индустриализация, - распространяться по миру. В той мере, в какой другие культуры стремятся сохранить нечто из Место западной цивилизации их обычного наследства, эта попытка в общем сводится к суперструктурам, другими словами более хрупким нюансам, и можно представить, они будут сметены под действием происходящих глубочайших преобразований. Но парадокс находится в процессе развития, и итог нам еще не известен. Закончится ли этот процесс интегральным озападниванием планетки, на базе российского и южноамериканского вариантов? Появятся Место западной цивилизации ли синкретические формы, возможность чего видна в исламском мире, Индии и Китае? Либо же поток уже достигнул собственных пределов и вот-вот начнется откат: западная цивилизация близка к изнеможению, подобно доисторическим чудовищам, поддавшись физической экспансии, несопоставимой с обеспечивающими существование этой цивилизации внутренними механизмами? Учтя все эти Место западной цивилизации обмолвки, попытаемся оценить процесс, разворачивающийся у нас на очах, в каком, сознавая это иди нет, мы являемся деятелями, пособниками либо жертвами.

Начнем с замечания, что эта приверженность западному стилю жизни (либо определенным его нюансам) далековато не так спонтанна, как хотелось бы считать западным людям. Она есть итог не столько свободного решения Место западной цивилизации, сколько отсутствия выбора. Западная цивилизация расположила собственных боец, торговые консульства, плантации и миссионеров по всему миру. Прямо либо косвенно, она вмешалась в жизнь цветных популяций; перевернула снизу доверху их обычный метод бытия, навязывая им собственный свой либо создавая происшествия, которые вызвали слом существовавших рамок, не заместив их чем-либо Место западной цивилизации другим. Будучи покорены либо дезорганизованы, народы могли только принять те эрзац-решения, что им предлагались, а если не были к этому размещены, то все таки довольно к ним приблизиться в надежде стать способными дать им бой на том же поле. В отсутствие неравенства сил общества не предавали Место западной цивилизации себя с таковой легкостью; их Weltanschauung7быстрее сближается с миропониманием тех бедных племен Восточной Бразилии, которые усыновили этнографа Курта Нимуендаю, и каждый раз, как он ворачивался к аборигенам после пребывания в центрах цивилизации, они плакали, испытывая жалость к нему при мысли о страданиях, которые он, должно быть, перетерпел вдалеке от единственного Место западной цивилизации места - их деревни, - где, как они считали, жизнь стоила того, чтоб жить.

Все же, формулируя эту обмолвку, мы только подменили вопрос. Если и не на добровольческом согласии основывается ценность Запада, то разве та более значимая энергия, которой он располагает, как раз не позволяет ему понуждать к согласию? Тут Место западной цивилизации мы достигнули сердцевины вопроса. Ибо это неравенство сил уже не всходит к субъективности обществ, таковой, как факты приверженности, о чем только-только упоминалось. Это беспристрастное явление, и разъяснить его можно, только обратившись к беспристрастным причинам.

Речь не идет о том, чтоб сделать философское исследование цивилизаций; можно заполнить тома дискуссией Место западной цивилизации о природе ценностей, исповедуемых западной цивилизацией. Выделим посреди их более манифестируемые, менее оспариваемые. Они, похоже, сводятся - к двум: западная цивилизация, с одной стороны, согласно выражению Лесли Уайта, стремится к непрерывному возрастанию количества энергии, затрачиваемой в расчете на 1-го обитателя; с другой стороны, к охране и продлению людской жизни. Если вожделеть высказаться Место западной цивилизации покороче, то 2-ой нюанс есть одна из форм первого, так как количество затрачиваемой энергии растет в абсолютном выражении с ростом длительности и полезности, получаемой от личного существования. Чтоб убрать какую-либо дискуссию, сходу признаем также, что эти свойства могут сопровождаться компенсаторными парадоксами, служащими в каком-то смысле Место западной цивилизации обузданию: так, истребление людей в большущих размерах, производимое глобальными войнами, и неравенство меж индивидумами и классами, царящее в сфере рассредотачивания наличной энергии.

После произнесенного сразу отметим, что если практически западная цивилизация всецело предается таким целям (в чем, может быть, и состоит ее слабость), то в этом она не одинока. Все людские Место западной цивилизации общества, с самого давнешнего времени, действовали в том же направлении. И более решительный прогресс в этой сфере сделали как раз те очень отдаленные и очень архаичные общества, которые мы сейчас охотно приравниваем к "одичавшим" народам. В текущее время продвижение в данных ими направлениях как и раньше составляет Место западной цивилизации более важную часть того, что мы называем цивилизацией. Мы все еще зависим от тех больших открытий, которыми отмечена, без какого-нибудь преувеличения, неолитическая революция: земледелие, разведение скота, гончарство, ткачество... За последние восемь 10 тыщ лет в эти "искусства цивилизации" мы только привносили усовершенствования.

Вправду, неким разумам присуща обидная тенденция Место западной цивилизации отдавать преимущество - по затраченному усилию, интеллектуальности и воображению недавнешним открытиям, а те, что совершены населением земли в его "варварский" период, вроде бы становятся делом варианта, и вообщем никакое из их не обладает приметным достоинством. Такая аберрация кажется нам так тяжеленной и при всем этом всераспространенной, так служащей препятствием в принятии четкого взора Место западной цивилизации на отношение меж культурами, что мы полагаем нужным на сто процентов ее развеять.

Сотрудничество культур

Требуется, в конце концов, разглядеть последний нюанс нашей трудности. Игрок, схожий тому, о котором шла речь в прошлом параграфе, держащий пари лишь на самые длинноватые ряды (каким бы методом ни замышлялись эти ряды), будет иметь Место западной цивилизации все шансы разориться. По другому будет в случае коалиции держателей пари, ставящих на такие же ряды, в их абсолютной значимости, но на нескольких рулетках и договорившихся о таком преимуществе, как передача в общее богатство результатов, подходящих для композиций каждого из их. Ведь если извлекши только 21 и 22, я нуждаюсь и Место западной цивилизации в числе 23 для продолжения моего ряда, то, разумеется, больше шансов, что оно выйдет на 10 столах, чем на одном.

Эта ситуация очень сходна с ситуацией культур, достигших более кумулятивных форм истории. Такие последние формы никогда не были делом изолированных культур, но тех культур, которые соединяли, вольно либо невольно Место западной цивилизации, свои обоюдные ходы, реализуя различными средствами (передвижения, заимствования, торговые обмены, войны) коалиции, модель которых мы только-только изобразили. И вот мы уже прямо доходим до абсурдности декларирования того, что одна культура обладает приемуществом над другой. Ибо в той мере, в какой она была бы сама по для себя, культура никогда Место западной цивилизации не смогла бы быть "превосходящей". Подобно игроку, действующему отъединенно, она преуспела бы только в малых рядах из нескольких частей, а возможность, что длинноватая серия "даст выход" в ее историю (что на теоретическом уровне не исключено), так слаба, что потребовался бы нескончаемо больший отрезок времени, чем тот, в который Место западной цивилизации вписывается все развитие населения земли, чтоб возлагать узреть ее реализованной. Но, как уже упомянуто нами выше, никакая культура не одинока; она всегда находится в коалиции с другими культурами, что и позволяет ей выстраивать кумулятивные ряды. Возможность того, что посреди их появится длиннющий ряд, зависит, естественно, от его протяженности, также продолжительности Место западной цивилизации и вариабельности режима коалиции.

Из этих заметок проистекают два следствия. По ходу данного исследования мы не один раз задавались вопросом, как вышло, что население земли могло оставаться стационарным в протяжении 9 10-х собственной истории и даже больше: 1-ые цивилизации старше двухсотен - пятисот тыщ лет, а условия жизни трансформируются только в течение Место западной цивилизации последних 10 тыщ лет. Если наш анализ верен, то дело не в том, что палеолитический человек был наименее разумен и наименее даровит, чем его неолитический преемник, а просто в том, что в людской истории на совершение композиции, скажем, п-ной ступени затрачивалось время продолжительностью она могла бы произойти еще ранее Место западной цивилизации либо еще позднее. Данный факт менее наделен значением, чем число ударов рулетки, которого должен дождаться игрок, чтоб узреть совершившейся свою комбинацию: она может показаться сходу, после тыщи, миллиона ударов и никогда. Но в течение всего сих пор население земли, подобно игроку, не переставало размышлять. Не всегда желая того и Место западной цивилизации не всегда ясно отдавая для себя в том отчет, население земли налаживало дела меж культурами, кидалось в "цивилизационные операции", увенчивавшиеся переменным фуррором. То близость к удаче, то компрометация приобретений собственных предшественников. Большущее упрощение, вроде бы допустимое нашим незнанием относительно многих качеств доисторических обществ, дает возможность проиллюстрировать это ветвящееся Место западной цивилизации неопределенное продвижение, ведь ничто не поражает так, как эти попятные ходы - от зенита леваллуа до посредственности мустье, от великолепия ориньяка и солютре до суровости мадлен, а позже к последним контрастам, соответствующим для разных качеств мезолита.

Что справедливо в отношении времени, то более справедливо и в отношении места Место западной цивилизации; но следует выразить это по другому. Фуррор какой-нибудь культуры, стремящейся объять всю сложную целокупность изобретений во всех порядках, именуемую нами цивилизацией, является функцией от числа и контраста культур, с которыми она участвует в выработке - в большинстве случаев, непроизвольно - общей стратегии. Мы говорим: число и обилие. Сравнение Старенького и Нового Света Место западной цивилизации намедни того, как вышло открытие, отлично иллюстрирует эту двойственную необходимость.

Европа в период ранешнего Возрождения была местом встречи и сплавления самых различных воздействий: греческой, романской, германской и англосаксонской традиций, арабского и китайского воздействий. Доколумбова Америка располагала не наименьшими, в количественном отношении, культурными контактами, так как две Америки в целом Место западной цивилизации создавали одну гигантскую местность полушария. Но если культуры, оплодотворявшие друг дружку на европейской почве, были продуктом прежней дифференциации, происходившей несколько 10-ов 1000-летий ранее, культуры Америки, заселенной сравнимо не так давно, располагали наименьшим временем для дивергенции; они представляют более гомогенную картину. Так, хотя нельзя сказать, что на момент открытия Место западной цивилизации Америки культурный уровень Мексики либо Перу был ниже, чем в Европе (мы даже лицезрели, что он в определенных отношениях превосходил), те либо другие нюансы культуры, может быть, были там не так отлично вычленены. Вместе с поразительными достижениями доколумбовы цивилизации полны лакун, у их, так сказать, имеются "дыры". Они также являют зрелище Место западной цивилизации, наименее противоречивое, чем это может показаться, сосуществования скороспелых и невыношенных форм. Их организация, недостаточно эластичная, слабо варьирующая, по-видимому, разъясняет их крушение от горстки завоевателей. А глубокую причину этого можно найти в том факте, что культурная южноамериканская "коалиция" была установлена меж взаимно наименее дифференцированными партнерами, чем это Место западной цивилизации было в Древнем Свете.

Итак, нет обществ, кумулятивных в себе и благодаря для себя. Кумулятивная история не является собственностью определенных рас либо культур, выделяющих себя таким макаром посреди иных. Она есть итог быстрее их поведения, а не их природы. Она выражает определенную форму существования культур - не что другое, как Место западной цивилизации их метод совместного бытия. В этом смысле можно сказать, что кумулятивная история - это историческая форма, соответствующая для соц суперорганизмов, образованных группами обществ, тогда как стационарная история - если такая вправду существует будет маркировать тот уступающий первому стиль жизни, что присущ уединенным обществам.

Исключительная неизбежность и единственный недостаток, способные поразить людскую группу и Место западной цивилизации помешать ей вполне воплотить свою природу, - это быть одной.

Итак, нам понятно, что конкретно сознанию представляется нередко неловким и малоудовлетворительным в попытках, которыми обычно наслаждаются, узаконить вклад человечьих рас и культур в цивилизацию. Составляют список черт, кропотливо расследуют вопросы происхождения и присуждают ценности. И, будучи даже отлично загаданными, эти Место западной цивилизации пустые пробы обречены на провал в 3-х отношениях.

Во-1-х, никогда нет надежности в приписывании награды изобретения той либо другой культуре. В течение столетия твердо считали, что маис был сотворен южноамериканскими индейцами методом скрещивания одичавших видов, и мы продолжаем пока это признавать, но с растущим колебанием, потому Место западной цивилизации что, может быть, маис пришел в Америку (непонятно как и когда) из Юго-Восточной Азии.

Во-2-х, всегда можно подразделить культурные вклады на две группы. С одной стороны, пред нами отдельные приобретения, значимость которых просто оценить, и обычно они имеют также ограниченный нрав. Приход табака из Америки является фактом; но при Место западной цивилизации всем том и невзирая на добрые намерения, выказываемые в эту сторону международными институтами, мы не можем каждый раз испытывать величавую благодарность к южноамериканским индейцам, когда выкуриваем сигарету. Табак - неповторимое дополнение к искусству жить, подобно другим, являющимся полезными (к примеру, каучук); мы должны им наслаждением и дополнительным Место западной цивилизации удобством, но если б их не было, корешки нашей цивилизации не могли быть поколеблены. В случае настоятельной потребности мы смогли бы их открыть либо чем-либо поменять.

На обратном полюсе (и, естественно, с целым рядом промежных форм) размещаются вклады, имеющие системный нрав, а означает, надлежащие тому особенному методу, которым всякое общество предпочитает Место западной цивилизации выражать и удовлетворять пелокупность человечьих устремлений. Самобытность, ничем не заменимый нрав этих стилей жизни, либо, как молвят англосаксы, patterns11, нереально опровергать; но так как они в таковой степени представляют собой выбор, исключающий все прочее, то тяжело осознать, каким образом одна цивилизация могла бы надежды пользоваться стилем жизни другой, разве Место западной цивилизации что отвергнув самоё себя. Вправду, пробы компромисса, как можно увидеть, приводят к одному из 2-ух результатов: или дезорганизация и растворение pattern'а одной из групп; или типичный синтез, но заключающийся в появлении третьего pattern'a, нередуцируемого к двум другим. Неувязка, вобщем, состоит даже не в том, чтоб выяснить Место западной цивилизации, может ли какое-либо общество извлечь пользу из образа жизни собственных соседей, а может ли оно и в какой мере осознать и даже узнать их. Мы лицезрели, что на этот вопрос нет какого-нибудь категорического ответа.

В конце концов, нет вкладов, не имеющих юзеров. Но если есть Место западной цивилизации определенные культуры, которые можно расположить во времени и пространстве и о которых говорится, что они "занесли вклад" и продолжают это делать, что все-таки собой представляет "глобальная цивилизация" - предполагаемый бенефициарий всех этих вкладов? Она не является некий цивилизацией, хорошей от всех иных, владея этим же коэффициентом действительности. Когда мы Место западной цивилизации говорим о мировой цивилизации, мы не обозначаем какую-либо одну эру либо людскую группу: мы используем абстрактное понятие, придавая ему то моральную, то логическую значимость. Моральную - если идет речь о цели, предлагаемой нами имеющимся обществам; логическую - если имеем в виду сгруппировать под одним словом те общие элементы, что средством Место западной цивилизации анализа удается извлечь у различных культур. В обоих случаях, не следует скрывать, понятие мировой цивилизации очень бедно, схематично, и его умственное и эмоциональное содержание не обладает большой плотностью. Желание оценивать весомость культурных вкладов тысячелетней истории со всем грузом мыслей, страданий, желаний и труда людей, осуществивших их, но при всем этом соотнеся Место западной цивилизации эти вклады только с образцом мировой цивилизации, которая является все еще формой с пустым содержанием, значит странноватым образом обеднить их, лишить своей сути, сохранив только костяк, освобожденный от плоти.

Мы стремились, напротив, показать, что подлинный вклад культур состоит не в перечне личных изобретений, а в тех дифференциальных Место западной цивилизации разрывах, которые имеются меж ними. Чувства признательности и смирения, которые могут и должны испытываться каждым членом данной культуры по отношению ко всем остальным, основываются на единственном убеждении, а конкретно, что все остальные культуры отличны от нашей самым разным образом; и так происходит даже тогда, когда конечная природа этих различий ускользает Место западной цивилизации от человека либо, несмотря на все его пробы, удается выудить ее только очень несовершенно.

С другой стороны, мы разглядели представление о мировой цивилизации как некоем предельном понятии либо как сокращенный способобозначения сложного процесса. Ибо если наша интерпретация применима, нет и не может быть мировой цивилизации в том абсолютном смысле, который Место западной цивилизации нередко придается этому термину, так как цивилизация предполагает сосуществование культур, представляющих максимум контраста, и она как раз состоит в этом сосуществовании. Глобальная цивилизация может быть только коалицией, в мировом масштабе, культур, любая из которых сохраняет свою самобытность.


mesyac-noyabr-nedelya2tema-chto-v-dome.html
mesyac-pokazatel-dvigatelnoj-aktivnosti.html
mesyac-voprosi-vinosimie-na-rassmotrenie-v-rajonnom-ispolnitelnom-komitete.html